Почта личного помощника: mb@nslm.biz / телефон приемной: +7 (495) 150-77-27

Альфа-распад: Воронежский керамический стал разменной монетой в борьбе собственников и кредиторов / Агентство бизнес информации ABIREG 11.02.2014

Воронеж. 11.02.2014. ABIREG.RU – Аналитика – Вокруг российского производителя керамической плитки холдинга Unitile (в который входит Воронежский керамический завод) разворачивается почти детективная история.

Не знавший бед, работающий в обычном режиме и потихоньку выплачивающий долги прежних лет Сбербанку, с середины прошлого года Unitile выстраивает баррикады: арбитраж раздулся от исков к предприятиям холдинга от непонятных компаний, правоохранительные органы возбуждают одно за другим уголовные дела о мошенничестве с поддельными подписями и печатями, а сами предприятия находятся в постоянном ожидании штурма/захвата/смены гендиректоров. Гендиректор управляющей компании ООО «Юнитайл» Леонид Маевский уверен, что ситуацию раскачивает собственник Лазарь Шаулов, в свое время «уронивший» заводы в банкротство, а сейчас пытающийся таким образом добраться до операционных денег холдинга. Шаулов, понятно, переводит стрелки на самого Маевского — дескать, именно он хочет краха холдинга. В начале февраля история приобрела совсем неожиданный поворот: вместо Шаулова «в драку» вроде бы вступила структура «Альфа-групп» — компания А1. Что, собственно, происходит? Насколько вся эта корпоративная война скажется на работе предприятий — в частности, воронежского? В конце концов зачем Альфе ввязываться в эту мутную историю и на каких условиях? Не факт, что мы ответим на все эти вопросы, но разобраться попробуем.

Как Шаулов сдал Unitile Маевскому

К концу 2000-х предприятия Лазаря Шаулова подошли в предбанкротном состоянии. Согласно официальной отчетности МСФО, по состоянию на 31 декабря 2007 года дефицит чистого оборотного капитала группы UNITILE составил 568 млн руб. За 2009 год убытки холдинга равны 2,4 млрд руб. На 31 декабря 2009 года текущие обязательства группы превышали ее активы на 741,3 млн руб. Кроме того, объекты основных средств балансовой стоимостью 4,558 млрд руб. (в 2008 году – 4,8 млрд руб.) были переданы в залог в обеспечение банковских кредитов холдинга UNITILE. Чистый долг компании в 2008 году составлял 6,3 млрд руб., в 2009 году – 6,6 млрд руб., а выручка падала. В итоге в 2010 году на ростовском активе холдинга — ОАО «Стройфарфор» — было сокращено 1,6 тыс. человек. А в 2011 году в арбитраж поступили иски о самобанкротстве предприятий холдинга. Генеральным директором холдинга в то время был именно г-н Шаулов. Он же, единолично и безальтернативно, принимал все управленческие решения.

Как ведущий производитель всегда востребованного строительного материала, который производится из отечественного сырья, что априори делает его цену ниже западных аналогов, так резко сдал позиции, отдельный вопрос. Шаулов объяснял такую ситуацию, конечно, следствием кризиса. Однако, как потом в ходе бухгалтерской ревизии выяснили представители Маевского, в тот самый момент, когда сокращали рабочих с зарплатой в 20 тыс. рублей, кризис неожиданно приятно отразился на благосостоянии заместителей Шаулова, которые оперативно за него подписывали кредитные соглашения с банками. Так, как пишут СМИ Сергей Кравченко, тогда топ-менеджер «Стройфарфора», получил премию более 11 млн рублей. Игорь Неправда, «правая рука Шаулова», позже его первый заместитель в холдинге «ЮниТайл», был премирован 8 млн рублей, Алексей Новиков, финдиректор холдинга, — более 15 млн рублей. На этом фоне средняя зарплата работников компании со всеми премиями в 20 тыс. руб. в месяц смотрится несопоставимо.

Но да ладно. По большому счету никакого криминала в премировании своих верных людей нет – возможно они решили для Шаулова какие-то свои важные задачи. Криминал вскрылся в другом — по данным «Российской газеты«, те самые верные люди сейчас проходят свидетелями по уголовному делу о «двойных залогах» (когда одни и те же активы несколько раз закладываются под разные кредиты), которое сейчас расследуют правоохранительные органы Ростовской области. Дело было возбуждено по заявлению представителей Сбербанка по ч. 1 ст. 176 УК РФ — «Незаконное получение кредита». Пострадавшими по этому делу проходят ОАО Банк ВТБ в г. Ростов-на-Дону, Ростовский филиал МДМ Банка, ЗАО «ЮниКредит Банк» и ЗАО «БСЖВ» в г. Ростов-на-Дону (в настоящий момент это ростовский филиал ОАО АКБ «Росбанк»), а также Юго-Западным банк Сбербанка РФ (его сотрудники и написали заявление в правоохранительные органы). Схема, как говорят источники, близкие к следствию, была идеальная — подделав аудиторские заключения о своем отличном состоянии и «договорившись» с оценщиками, «группа Шаулова» сдавала в залог финансово-кредитным учреждениям несколько десятков машин и производственных механизмов, которые уже были заложены другим банкам. Вскрылась эта афера, когда банки пришли востребовать кредиты и оказалось, что на каждую «железку» со «Строфарфора» одновременно претендует 3-4 кредитора. Уголовное дело №397589, говорят, идет весьма активно, а г-н Шаулов так ни разу и не побеседовал со следователем, который отправляет ему повестки по месту регистрации — в деревню Персиановка Ростовкой области. Правда, там Шаулов не появляется с 2011 года.

Кроме этого, люди Маевского говорят, что Шаулов изначально реализовывал различные схемы для вывода кредитных средств за рубеж. В сети Интернет есть ряд ресурсов без авторов, на которых эти схемы, тем не менее, описаны весьма детально. Видимо, разбираться, в них предстоит следователям. Но есть там много интересного. Например, когда Шаулов был гендиректором, то сырье для компаний Unitile закупалось через английского посредника Siren Market Development Ltd, завышавшего цены на 40-60%. Также, получая кредиты в банке под немалые проценты, «Стройфарфор» кредитовал личные проекты Шаулова (гостиницы и т.д.) под 0%. При этом, по словам представителей Маевского, Шаулов выстроил параллельную, отдельную от холдинга розницу по продаже продукции Unitile — компании «Керамик Трейд Групп» и «Хорошая плитка», куда заводились деньги от самых хороших и прибыльных проектов — чтобы случись что платить по счетам производителя не пришлось.

В Unitile затрудняются назвать общую сумму убытков, которые Шаулов принес холдингу, но предполагают, что счет идет на несколько миллиардов рублей. Все бы ничего, но эти деньги были кредитными. Получается, что долги, которые сейчас отдает Unitile, осели в карманах Шаулова?

Источники «Абирега» в Сбербанке, имевшие причастность к той давней предбанкротной ситуации ведущего российского холдинга по производству керамической плитки, на фамилию «Шаулов» если не вздрагивают, то сильно морщатся. Может, этому персонажу и далеко до вымышленного Мориарти, но, если верить всем изложенным фактам, а также Компромат.ру, схемы по выводу активов и получению прибыли, выстроенные гражданином Израиля, поистине могут претендовать на гениальные по своей незатейливости и разрушительному эффекту для холдинга.

Честно признаться, не укладывается в голове, откуда при таком раскладе на горизонте холдинга появился Леонид Маевский со своей компанией «Бизнес Оценки». Зачем ему понадобилось брать на себя все эти проблемы и, в конце концов, связываться с Лазарем Шауловым, репутация которого уже на тот момент не выглядела кристально чистой? Думается, здесь не обошлось без вмешательства основного кредитора холдинга — Сбербанка, которому во что бы то ни стало необходимо было урегулировать эту ситуацию. Маевский, в отличие от Шаулова, вызывал у Сбербанка гораздо больше положительных эмоций. Тем более, что по условиям Мирового соглашения с кредиторами, Шаулов обязался конвертировать выкупленные Маевским долги в уставной капитал своих компаний. То есть, у Unitile появлялся новый владелец. Именно поэтому Леонид Маевский частично выкупил долг (более 600 млн рублей) и, заключив мировое соглашение со Сбербанком, договорился о реструктуризации долга. Не то чтобы его следует воспринимать как героя на белом коне, который приехал и спас предприятия от неминуемой погибели. Но отдадим ему должное — заводы компании не остановились, рабочие не бастовали, а производственные фонды не порезали на металлолом . Кроме того, для самих предприятий приход нового инвестора, по крайней мере, давал надежду на выход из тупика – он мог привлечь новые инвестиции и предложил новые варианты развития компании. Сбербанк смог выдохнуть — долги по кредитам Шаулова начали постепенно возвращаться (1 млрд. руб. за 2013 год). Шаулову же замена Маевским давала, как минимум, возможность уйти на некоторое время от расплаты по долгам, а заодно и перевести дух. Итак, в 2012 году Лазарь Шаулов добровольно сложил свои полномочия гендиректора холдинга. И, по согласованию с ним, управление перешло к Леониду Маевскому, который стал гендиректором ООО «Юнитайл» (управляющая компания).

Возвращение «блудного сына»?

По данным управляющей компании, за год, прожитый без Шаулова, ситуацию удалось стабилизировать. Если судить по Воронежскому керамзаводу, по результатам 2013 года выручка выросла более чем в два раза. EBITDA воронежского завода в 2013 году составила 130 млн рублей, что почти в два раза больше, чем в 2012 году. В 2013 году ВКЗ заплатил 75 млн рублей налогов в бюджеты разных уровней, из которых в бюджете субъекта осталось 14,42 млн рублей. Сбербанку за полтора года было выплачено порядка 1 млрд. задолженности, в марте 2014 года предполагается очередной транш в 1,2 млрд рублей. В том, что предприятие успешно функционирует, в начале января 2014 года в ходе визита на керамический завод убедились представители облправительства. «Во время визита на Воронежский керамический завод, помимо финансовых показателей компании, ее перспектив и социально-ответственной политики холдинга Unitile нас впечатлила четкая организация работы и порядок в цехах, — рассказал Григорий Смирнов, начальник отдела мониторинга строительного комплекса департамента архитектуры и строительной политики Воронежской области.

Между тем, к этому моменту руководство ВКЗ успело отбить пару атак неизвестных лиц. В конце прошло года руководство холдинга Unitile распространило официальное заявление, в котором заявило, что «с октября 2013 года группа, возглавляемая гражданином Израиля Л.А. Шауловым, пытается осуществлять действия с целью хищения собственности, а также операционных средств компаний холдинга UNITILE». Кроме того, руководство холдинга обратилось в правоохранительные органы с заявлениями о мошеннических действиях неустановленных лиц, которые, по словам представителей Unitile, являются членами «группы Шаулова». Вот что Unitile имел в виду…

Возвращение блудного сына со святой земли (по крайней мере, виртуальное) состоялось летом прошлого года. Тогда, как утверждают в Unitile, две трейдерских компании Шаулова — «Керамик Трейд Групп» и «Хорошая плитка» — прекратили платежи холдингу за поставленный товар. Здесь уместно отметить, что, заключая соглашение между собой, Шаулов и Маевский, казавшиеся тогда любезными партнерами, договорились, что компании Шаулова будут реализовывать продукцию Unitile на льготных условиях — все же не чужому человеку продают. Льгота, в частности, заключалась в 75-дневной отсрочке по платежам за товар. Но сторона Маевского говорит, что летом 2013 года спустя 75 дней и далее, и значительно далее платежей не наблюдалось. Тогда Unitile, отчаявшись решить вопрос мирным путем, подал заявление в арбитраж о взыскании в общей сложности чуть более 100 млн рублей. Люди Маевского предполагают, что эти деньги пошли на оплату дальнейших действий обратной стороны, направленных на захват счетов холдинга.

Поддельные доверенности, таджики и новые уголовные дела

Дальше события развивались стремительно и в стиле 90-х. «Российская газета», в частности, пишет, что по приказу бывшего финдиректора холдинга Андрея Докучаева, от лица одной из головных компаний холдинга Unitile «Тресестреллас Лимитед» были выписаны доверенности трем гражданам Таджикистана (!), предоставляющие им право представлять интересы акционеров холдинга (в частности, Леонида Маевского, у которого больше 88% в кипрской «Юнитайл Лимитед»). В ноябре 2013 года 22-летний таджик, бывший уборщик на хлебозаводе Сидкулло Азизов, используя эту самую «доверенность», провел в Одинцово Московской области собрание участников ООО «Евротайл Дистрибьюшн» (торговый дом холдинга, на счетах которого аккумулировались средства для выплаты долгов по кредитам), на котором вместо гендиректора Мацына был назначен гендиректор Быстров . В тот же день, но уже в Воронеже, тот же таджик проводит другое собрание — участников ООО «Торговый дом «Воронежский керамический завод» (ТД ВКЗ), на котором также был назначен другой гендиректор — вместо законного гендиректора Анохина был утвержден некто Мамонтов. С этими решениями таджикские друзья попытались произвести соответствующие изменения в ЕГРЮЛ, сунувшись в ФНС Одинцово и Воронежа – ведь в перспективе после этого они могли получить доступ к деньгам компании. Однако их попытка не удалась и деньги холдинга удалось защитить. Больше того, поддельные доверенности, поддельные протоколы собраний, которых не было, поддельные печати, весьма странные нотариально заверенные комплекты документов для «налоговой», как и фальшивые подписи на них стали основанием для возбуждения двух уголовных дел — № 67807 от 16.12.2013 по ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ СУ МУ МВД РФ «Одинцово» и № 14163097 по ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ СУ УМВД РФ России по г. Воронеж.

Еще одно аналогичное уголовное дело было возбуждено по факту мошенничества в СУ УВД по ЦАО ГУ МВД России по г.Москве. Здесь новые «директора» Быстров и Мамонтов не угомонились и провели еще одно собрание — участников управляющей компании ООО «Юнитайл», на котором приняли решение о смене гендиректора Леонида Маевского — на бывшего таксиста Быстрова. Не говоря о неправомочности самого собрания, Мамонтов и Быстров совершенно не переживали относительно того, что судьбоносное собрание участников «Юнитайл», согласно подписанному им протоколу, проходило в офисе компании, где в тот момент трудились десятки людей, которые впоследствии удивятся этому факту — никаких собраний они не заметили. Кроме того, смена Маевского не могла произойти уже потому, что доля ТД ВКЗ (чьи интересы якобы представлял директор Мамонтов) в ООО «Юнитайл» составляла всего чуть больше 17%. А представитель основного участника — директор ООО «Бизнес Оценки» (80,8 %) Ирина Иванова — по ее словам, ни в каком таком собрании участия не принимала и никаких документов не подписывала. Тем не менее, несмотря на это, изменения в ЕГРЮЛ по этой операции все же были внесены. И сейчас Unitile оспаривает их.

Таинственная «Диадема»

Следующая атака на Unitile последовала в январе нынешнего года. 24 февраля воронежский арбитраж рассмотрит иск некого ООО «Диадема» о банкротстве Воронежского керамического завода. Странная компания с уставным капиталом в 10 тыс. рублей подала также аналогичные иски к ОАО «Стройфарфор», ОАО «Владимировский карьер тугоплавких глин», ОАО «Кварц», ООО «Евротайл-Дистрибьюшн» и ООО «Юнитайл», входящих в Unitile. В каждом из поданных исков к предприятиям холдинга фигурирует одна сумма — 1,5 млн рублей за некие неоплаченные ими юридические услуги, которые выкупила «Диадема». Представители господина Шаулова считают, что таким образом сторона Маевского предпринимает попытки не допустить его к управлению холдингом. В свою очередь, руководитель департамента внешних коммуникаций Unitile Максим Букин полагает, что ««эта компания контролируется г-ном Шауловым или членами его группировки». А единственная цель, с которой организована подача исков о банкротстве от компании «Диадема» — это желание «перевести Unitile в банкротство по фиктивным основаниям».

Глядя на всю эту заваруху со стороны, основной кредитор холдинга — Сбербанк — в середине января решил все же вмешаться . У нас нет официального объяснения, почему взыскать долг в 3,7 млрд рублей с Лазаря Шаулова банк решил только спустя несколько лет при том, что мировым соглашением подразумевался мораторий на взыскание долга. Но по логике вещей этой выглядит некой страховкой от невыплаты. Мало ли как обернется эта история, мало ли что еще выдумает Шаулов, мало ли что может случиться в процедурах банкротств предприятий – например, у бывшего «основателя» холдинга случайно найдутся странные векселя с долгом, превышающим сберовский, что даст ему возможность назначать своего конкурсного управляющего. А 3,7 млрд долга, знаете ли, на дороге не валяется. «Так как в условия реструктуризации долга с Юнитайлом обязательства, основанные на поручительстве, не вошли, соответственно у банка осталось право требовать принудительного исполнения решения суда. Однако возбуждение исполнительного производства не является ни предпосылкой, ни следствием нарушения какой-нибудь стороной условий мирового соглашения», — пояснили в Сбербанке.

Кроме прочего, подключение Сбербанка явно играет на руку Маевскому. Теперь Лазарь Шаулов если и не потерял сон, то точно поднапрягся — воевать против двух кредиторов таки сложнее, чем против одного Маевского.

Появление «Альфы»

Но самым неожиданным и необъяснимым событием в этом детективе стало появление «Альфы». Буквально на днях, в начале февраля Инвесткомпания А1 (ключевое инвестподразделение «Альфа-Групп») объявила о «получении контроля» над 100% акций ОАО «Стройфарфор». Свои действия инвесткомпания объясняет попыткой вывести крупнейшего производителя плитки в России из кризиса, «вызванного противоречиями между менеджментом и собственником». Компания считает, что «противоречия между менеджментом и собственником ОАО «Стройфарфор» мешали развитию компании и негативно влияли на стоимость бизнеса». Таким образом, А1 планирует использовать свой опыт антикризисного управления для устранения «негативных последствий конфликта».

Вместе с тем, и Unitile, и Сбербанк утверждают, что компания не могла получить контроль над «Стройфарфором».

«В настоящее время Сбербанк является залогодержателем акций ОАО «Стройфарфор», которые обеспечивают исполнение обязательств данного общества перед банком. Сбербанк не давал согласия на реализацию ценных бумаг», — утверждают в Сбербанке.

Помимо этого, по имеющимся у Сбербанка сведениям, в рамках уголовного дела, возбужденного в отношении Шаулова СУ ГУ МВД России «Новочеркасское» по Ростовской области 21 ноября 2013года определением суда наложен арест на ценные бумаги, находящиеся на учете регистратора. Кроме того, в соответствии с постановлением судебного пристава наложен арест на все акции ОАО «Стройфарфор», а также держателю реестра владельцев ценных бумаг запрещено осуществлять записи по переходу права на акции ОАО «Стройфарфор», принадлежащих Шаулову к другому депозитарию или держателю реестра. Есть аналогичный «стоп-приказ» и от Ростовского отделения Федеральной службы Судебных приставов. Так что «купить» акции завода в А1 никак не могли – юридически такая сделка ничтожна.

Представители А1, впрочем парировали на это: «Мы получили контроль. Мы купили не акции, а специальную ситуацию, — рассказал «Ведомостям» гендиректор А1 Михаил Хабаров, — Компания может производить 25 млн кв. м керамики (плитки), мощности новые, рынок с 2008 года восстановился. Мы думаем, что на те пиковые объемы, которые были на предприятии до кризиса и корпоративного конфликта, мы сможем выйти. После финансового оздоровления компания может выйти на показатели примерно в 200 млн долларов выручки или более с достаточно хорошей маржинальностью».

Факты и предположения

При всем уважении к «Альфе» объяснение с «финансовым оздоровлением» выглядит не очень убедительно уже потому, что в настоящий момент (то есть до «оздоровления») оборот холдинга уже составляет 187 млн долларов. А маржинальность бизнеса, как говорят в холдинге, в 2013 году вообще достигла своего исторического максимума в 51% в рублях. Кроме того, по результатам прошедшего года проведена программа модернизации стоимостью 300 млн. руб., созданы десятки рабочих мест, резко снижены долговые обязательства, а соотношение EBITDA/долг составили 2,11 – результат, которому могут позавидовать многие предприятия реального сектора экономики. Неужели эту ситуацию надо «оздоравливать»? У руководителей Unitile это получается вполне хорошо, причем без привлечения сторонних банковских кредитов.

В этой ситуации ясно одно: Unitile в нынешнем его состоянии является очень привлекательным активом, за который можно и побороться, не гнушаясь таких методов, как поддельные подписи, фиктивные собрания акционеров и проч.

Очевидно также, что Сбербанк и Леонид Маевский, которым холдинг Unitile должен немалых денег, заинтересованы в том, чтобы предприятие стабильно работало и генерировало прибыль. Им никак нельзя лишиться контроля над холдингом и допустить ушлых «таджиков» до счетов. Зачем этой стороне банкротства предприятия? Зачем им чехарда с гендиректорами и подложными документами?

На другой стороне баррикад мы, напротив, если верить Компомат.ру и другим СМИ, имеем несколько уголовных дел, исключение из партии «Единая Россия», сокращение сотрудников предприятий, двойное гражданство и огромный долг.

Источники, знакомые с ситуацией, близкие к Шаулову, говорят, что сам номинальный владелец (ведь все акции заложены по кредитам) сейчас, действительно, несколько отстранился от управления ситуацией, оставив, впрочем, при деле пригретую команду юристов и всевозможных клерков для решения различных вопросов. А ведь А1, наверное, имеет в своем штате своих прекрасных специалистов. Зачем им чужие люди? И вообще зачем «Альфе» весь этот «геморрой»? Резоннее спросить, зачем «Альфа» Шаулову. А ему она как раз очень нужна. Его фигура уже изрядно «поюзанная», и, как бы он ни старался, с его имиджем уже сложно утверждать, что ты белый и пушистый и хочешь только добра предприятиям Unitile. И в этом, репутационном смысле он уже проиграл Маевскому. Что же до «Альфы», это, как думается, очередной стратегический партнер Шаулова. Которому обещаны отличные «дивиденды». И этот партнер, если не совсем кристально, но все же относительно чист. Чем-то это напоминает попытку Шаулова затянуть в эту ситуацию новые действующие лица, чтобы обеспечить повторение ситуации с Леонидом Маевским. Ведь именно ему предприимчивый израильтянин «доверил» в свое время управление холдингом. И вот чем это обернулось для него. Маевскому, в отличие от Лазаря, в этой ситуации есть что терять…

Автор: Софья Литвинова