Почта личного помощника: mb@nslm.biz / телефон приемной: +7 (495) 150-77-27

Новый год конфликта / Ведомости — Ростов-на-Дону 25.12.2013

«Ведомости» разобрались, о чем договаривались между собой создатель холдинга «Юнитайл» Лазарь Шаулов и управляющий холдингом Леонид Маевский и почему каждый из них считает себя владельцем главного актива — завода «Стройфарфор»

Обмен ударами

В октябре «Стройфарфор», которым управляет ООО «Юнитайл» (гендиректор — Маевский), прекратил сотрудничество с ООО «Керамик трейд групп» и ООО «Хорошая плитка», которые продавали плитку завода и принадлежат, соответственно, вдове брата Шаулова Любови и сыну Шаулова Александру. По заявлению Сбербанку было в октябре заново открыто дело о незаконном получении «Стройфарфором» еще под руководством Шаулова кредита (ст. 176 УК) — банку в залог отдали уже заложенное имущество, считает следствие, подозреваемых в деле пока нет. «Юнитайл» обвинил Шаулова в том, что он пытался по поддельным доверенностям сменить гендиректора «Евротайл дистрибьюшн» и торгового дома ВКЗ.

В 2011 г. предприятия холдинга «Юнитайл» (заводы «Стройфарфор», Воронежский керамический завод и законсервированная в 2009 г. ПКФ «Кварц», торговая компания «Евротайл дистрибьюшн») начали собственное управляемое банкротство — таков был план по их сохранению и выводу из кризиса, рассказывали Шаулов и Маевский, которого тот пригласил в партнеры. По их словам, план был согласован с банками-кредиторами. К тому моменту банки предъявили компаниям «Юнитайла» исков примерно на 4,4 млрд руб., из которых 3,7 млрд руб. — Сбербанк.

Из кризиса в конфликт

В августе — сентябре 2012 г. «Стройфарфор» и другие заводы заключили с кредиторами мировое соглашение: 3,7 млрд руб. общего долга необходимо было выплатить за четыре года, по нему была установлена ставка в 8% годовых. В сентябре 2012 г. его утвердил Арбитражный суд Ростовской области, текст опубликован на сайте Высшего арбитражного суда.

Маевский настаивает, что такие комфортные условия целиком его заслуга, так как «разговаривать с Шауловым от банков никто не хотел» — «он себя дискредитировал своим поведением». Год назад Маевский рассказывал, что стал владельцем всего «Юнитайла», а Шаулов вышел из бизнеса и еще в апреле 2011 г. уехал в Испанию, опасаясь уголовного преследования (заявления в правоохранительные органы написали банки), живет в Барселоне, «всем доволен и претензий не имеет».

Тогда Шаулов ничего не комментировал, но в октябре этого года заявил «Ведомостям», что «Стройфарфор» не продавал и по-прежнему является его владельцем, а Маевский только партнер и управленец (гендиректор управляющего заводом ООО «Юнитайл»). Долгое молчание он объяснил тем, что лечился за границей. Конфликт между партнерами стал публичным и начал набирать обороты (см. врез). Шаулов и сейчас в списке аффилированных лиц «Стройфарфора» и значится его единственным акционером. Маевский ответил: «Лазаря там уже нет», но акции в залоге у Сбербанка и изменения в реестр акционеров пока внести нельзя.

Остался «Стройфарфор»

Шаулов и Маевский оба сказали «Ведомостям», что не заключали никаких договоров относительно владения «Стройфарфором». Маевскийутверждает, что по мировому соглашению выкупленные его компанией «Бизнес оценки» 606 млн руб. долга холдинга должны быть конвертированы в акции «Стройфарфора». Но Шаулов отказывается объявлять допэмиссию, возмущается он. При уставном капитале «Стройфарфора» в 13,9 млн руб. конвертация долга перед «Бизнесом оценки» в акции дала бы компании Маевского пакет в 97,8%.

У Шаулова иная версия: «План действий был таким: выкупить долги всех компаний, сохранить бизнес, снять мои личные поручительства по кредитам и внести все выкупленные Маевским долги в капитал «Евротайл дистрибьюшн». Он добавляет, что это и было сделано — Маевский с партнерами стали владельцами кипрской Unitile Cyprus ltd, которая через цепочку компаний владеет кипрской Tresestrellas ltd, а той уже принадлежит «Евротайл». «Евротайл» также владеет Воронежским керамическим заводом и неработающим «Кварцем».

Менеджер «Юнитайла» подтвердил, что Маевский — владелец 80% Unitile Cyprus и компания контролирует все активы холдинга, кроме «Стройфарфора».

«Евротайл» в 2012 г. стал центром прибыли холдинга: при выручке по РСБУ от перепродажи плитки в 5,4 млрд руб. чистая прибыль составила 2,4 млрд руб. Производители плитки «Стройфарфор» и Воронежский керамический завод в сумме выручили 3,2 млрд руб., суммарная чистая прибыль составила 48,3 млн руб.

Топ-менеджер крупного производителя плитки говорил, что «Юнитайл» рынку был бы неинтересен, привлекателен только «Стройфарфор». Директор по производству «Юнитайла» Сергей Ильин объяснил, что мощность «Стройфарфора» — 15 млн кв. м плитки в год, завода в Воронеже — 10 млн кв. м, но он порядочно устарел.

По собственной оценке «Юнитайла», его доля на российском рынке облицовочных материалов свыше 25%, компания позиционирует себя как единоличного лидера.

Не мировое соглашение

В мировом соглашении говорится, что кредиторы «Бизнес оценки» Сбербанк и ВТБ обязуются внести приобретенные права в уставные капиталы «Стройфарфора», «Евротайла» и Владимирского карьера тугоплавких глин («дочка» «Стройфарфора», поставляет ему сырье). Долг перед ВТБ в 323,5 млн руб. уже погашен, говорил Маевский, а по соглашению Сбербанк может конвертировать в уставный капитал долг всего в 74 млн руб., тогда как компания Маевского имеет право на конвертацию всех 606 млн руб. долга. Пресс-служба Сбербанка от комментариев отказалась.

«Если «Бизнес оценки» конвертирует свои права требования или значительную их в часть в акции, то станет полноправным акционером — российское законодательство допускает конвертацию долгов в акции или доли должника. При этом Шаулов с учетом маленького уставного капитала скорее всего потерял бы корпоративный контроль в «Стройфарфоре», — говорит управляющий партнер юрфирмы «Эберг, Степанов и партнеры» Игорь Степанов. Вместе с тем, добавляет юрист, в мировом не предусмотрена обязанность «Стройфарфора» провести допэмиссию и тем более обязанность единственного акционера принять решение о допэмиссии (без которого она невозможна), а принудить акционера принять такое решение достаточно сложно.

Шаулов этот пункт соглашения не комментирует. «Нет ни одного документа, по которому я должен передать контроль над ОАО “Стройфарфор” господину Маевскому. Если бы такие были документы, они бы уже висели на проходной завода», — говорит он и добавляет, что мировое не подписывал, а заключал его Алексей Новиков, бывший тогда гендиректором «Юнитайла». «Шаулов не мог не знать условий мирового, так как для “Стройфарфора” это одновременно и крупная сделка, и сделка с заинтересованностью, которая невозможна без одобрения акционеров», — говорит Степанов.

Маевский настаивает, что приходил в «Юнитайл», рассчитывая получить и «Стройфарфор»: «Он хочет, чтобы я просто так пришел, решил его проблемы — я что, мальчик, что ли?» И Шаулов, по его словам, в 2011 г. был со всем согласен. «Все было подписано, все были согласны. На человека [Шаулова] была закрыта “уголовка”, закрыты исполнительные листы. Мы дали “кусок” на жизнь — развиваться. Все это было сделано, чтобы он спокойно мог уехать. Он до отъезда сидел у меня, руки тряслись, говорил: “Меня закрывают, [президент Сбербанка Герман] Греф сказал — закрыть”. Сейчас, видимо, [Шаулов] захотел еще денег», — с негодованием вспоминает Маевский.

Враждующие стороны не раскрывают, что намерены предпринять дальше. «Залог акций Сбербанку и даже их арест не препятствуют акционеру [Шаулову] управлять своим пакетом и принимать решения», — говорит Степанов. «Похоже, что ничто не может помешать акционеру сменить управляющую компанию или поставить на ее место другого гендиректора. С другой стороны, маловероятно принудить акционера через суд провести допэмиссию в пользу кредитора. Для кредитора [»Бизнес оценки«] самый логичный путь — предъявить свои требования и затем добиваться банкротства «Стройфарфора», — считает управляющий партнер адвокатского бюро «Юг» Юрий Пустовит.

Маевский уверен

«Все прописать невозможно, это как американцы говорят — «чем длиннее брачный контракт, тем крепче брак», — говорит Маевский по поводу мирового. Он считает, что его условий достаточно для конвертации долга в уставный капитал «Стройфарфора», а Шаулова можно привлечь к уголовной ответственности за неисполнение решения суда. «Он акционер, но знаете, сколько миллиардов [рублей] должен Сбербанку по личным поручительствам? А по ним он отвечает всем своим имуществом. Думаю, Сбербанк возбудится и будет реализовывать его пакет», — добавляет Маевский.

В 2011 г. Сбербанк взыскал с Шаулова в суде Октябрьского района области 4,2 млрд руб. как поручителя по кредитам заводам «Юнитайла», согласно прошлогоднему мировому соглашению, поручительства не снимаются до полного погашения долгов. Шауловговорит, что долг перед Сбербанком, по которому он поручитель, сейчас составляет 2,5 млрд руб.

«Понятно, что Лазарь хочет забрать побольше в этой ситуации. Но сейчас ситуация открыта и прозрачна, идет в рамках закона. Сбербанк выступает на стороне предприятия. Зачем доводить предприятие до банкротства? В этом нет никакой финансово-экономической логики», — рассуждает менеджер Юго-Западного банка Сбербанка.

По данным пресс-службы «Юнитайла», консолидированная выручка группы составит в 2013 г. 6,2 млрд. руб. (+14%), EBITDA по итогам года — 1,4 млрд. руб. (рентабельность — 22,3%). Маевский сказал, что на начало декабря группа была должна около 2,8 млрд руб., к июню долг будет сокращен до 1,7 млрд руб.

Автор: Евгений Ракуль