Почта личного помощника: mb@nslm.biz / телефон приемной: +7 (495) 150-77-27

Эволюция САХО: вершки и корешки / Новая Сибирь (Новосибирск), 18.04.2014

Если проанализировать отчетность известного агрохолдинга, то хорошо видно, что просчеты в финансовом планировании носили системный характер. Еще недавно говоря о «Сибирском аграрном холдинге» (САХО), бизнес-издания обязательно давали справку, что ГК «САХО» — один из крупнейших производителей зерновых в России. Что под его управлением находятся 400 тыс. га земли, девять элеваторов суммарной мощностью 630 тыс. т единовременного хранения, 18 хлебозаводов в Сибирском, Приволжском, Центральном и Южном федеральных округах. Но это все «вершки». Теперь кое-что мы узнали и о «корешках».

Три года назад выяснилось, что САХО находится в тяжелом финансовом положении и его задолженность оценивается в  15-18 млрд руб., земля у компании расположена хаотично и далеко не всегда качественна, элеваторы не загружены зерном с момента своего вхождения в корпорацию, а итальянское оборудование для хлебозаводов брошено под открытым небом. Что в 2013-м в арбитражных судах разных регионов, в том числе Новосибирской области, было начато банкротство ряда компаний САХО. А в декабре Высокий суд Лондона, который обычно не признает решения российских судов, сделал исключение и по иску банка ВТБ заморозил активы основателя и владельца САХО Павла Скурихина, дававшего личные поручительства по многомиллиардным кредитам холдинга, которые так и не были возвращены госбанкам. Это логично — по странному стечению обстоятельств у бизнесмена не оказалось активов в России. Зато за рубежом — виллы, порты, терминалы…

Во второй половине 2012 года, когда стало все плохо, САХО был передан в антикризисное управление с возможностью дальнейшей продажи бизнеса инвестиционно-финансовой компании «Метрополь». Однако, видимо, что-то пошло не так, и в марте 2013-го акционеры САХО и ИФК «Метрополь» объявили о полной продаже агрохолдинга компании «Бизнес Оценки» Леонида Маевского. Несмотря на подготовку, сделка по приобретению САХО так и не была завершена — в процессе исследования финансовой отчетности компании-аудиторы Маевского нашли «многочисленные финансовые злоупотребления», связанные с нецелевым использованием кредитных средств от госбанков. Это дало основания Леониду Маевскомусчитать, что он был изначально обманут Павлом Скурихиным и Сергеем Солоусовым (в прошлом руководитель департамента корпоративных финансов ИФК «Метрополь», сейчас председатель совета директоров САХО).

Тем не менее финансирование со стороны Леонида Маевского компании САХО все-таки получили. Но только на полевые работы. Благодаря этому в прошлом году в Ростовской и Новосибирской областях были проведены весенние посевные работы и снят урожай на десятках тысяч гектаров. Павел Скурихин, правда, утверждает, что договоренность с Леонидом Маевским «подразумевала финансирование им полевых работ, но он так и не выполнил обещание». В таком случае, кому тогда объявлял благодарность за ударный труд губернатор Новосибирской области? Вручал трактор за первое место в районе по результатам работы? Кстати, деньги за посевную САХО так и не вернул, и Скурихин по этому поводу хранит молчание.

Павел Скурихин признает, что наибольшая проблема агрохолдинга — это проблема «достаточно большого долга — большого с точки зрения размера компании». Как такое могло произойти? Это результат управленческих ошибок? Каких? Основатель и владелец не объясняет. По мнению же генерального директора УК «САХО» Валерия Лебединского, который был привлечен к управлению компанией как независимый директор, не аффилированный ни с одной из сторон, это результат далеко не просто управленческих ошибок. Когда начались проверки, главные бухгалтера группы буквально бежали, не подписывая актов приема-передачи дел своим преемникам, а «компрометирующая отчетность», судя по опросам бывших сотрудников, регулярно вывозилась для уничтожения службой безопасности. Тем не менее компьютерные базы аудиторам удалось-таки восстановить. (Так что теперь с ними могут ознакомиться и сотрудники правоохранительных органов.) После проверки, которую провели аудиторыЛеонида Маевского, было выяснено, что фактически за все время существования холдинга финансовая отчетность ГК системно подвергалась «специальной доработке». Для этого существовало несколько вариантов финансового учета. Реальный «для себя» и официальный, в котором, с одной стороны, до минимума урезались платежи в бюджеты и внебюджетные фонды. А с другой, максимально приукрашивалось финансовое положение группы, чтобы лучше выглядеть в глазах партнеров по бизнесу и чтобы на более выгодных условиях получать банковские кредиты. И САХО их получал! Некоторые кредиты даже были обеспечены госгарантиями.

Наиболее полно аудиторами была проанализирована официальная отчетность за 2007-2010 годы. И, по словам Валерия Лебединского, по ней хорошо видно, что явные, если говорить мягко, просчеты в финансовом планировании и управлении носили в САХО системный характер. Наиболее сложные для небухгалтеров вещи озвучивать не будем, остановимся на том, что понятно.

Например, причину того, почему ГК «САХО» попала в тяжелое финансовое положение, Павел Скурихин объясняет несколькими неурожайными сезонами. Однако, по результатам исследования крупной иностранной аудиторской компании, убытки САХО еще в 2007 году составляли больше 500 млн руб. Не было великих неурожаев, цены пшеницы, муки, хлеба были близки к максимальным. А убытки — полмиллиарда.

В следующем, 2008, году убытки группы по ее отчетности составили 237,4 млн руб. Утверждается, что, мол, сказался финансовый кризис. Хотя на самом деле деньги были. Компания активно привлекала внешнее финансирование от госбанков. Были стабильные финансовые потоки от реализации готовой продукции, от государственных дотаций, и при этом компания опять оказалась убыточна. Что это значит? Валерий Лебединский уверен, что это значит — компания жила не по средствам. Прежде всего в группе были явно завышены расходы на управленческий аппарат, которые составили 437 млн руб. в год, или 36,4 млн руб. в месяц. По сути дела, 504 рубля из каждой тонны зерна шло на «прокорм» неэффективного (раз группа работает в убыток) управленческого аппарата. Кроме того, в это время — время активного займа денег у госбанков — у г-на Скурихина, по странному стечению обстоятельств, начинают появляться виллы в Италии, элитные салоны красоты, грузовой терминал Nadep Ovest и причальная стенка в порту итальянского города Равенна, и даже завод по производству оборудования для хлебозаводов Bassanina! (Свое оборудование, кстати, он потом и продавал САХО.) После этого, понятно, Павел Валерьевич стал больше времени проводить в Италии, чем в России.

В 2009 году произошел взрывной рост расходов будущих периодов. С 662 млн до 1,8 млрд руб. в год. Где эти деньги «заблудились», трудно сказать. «Средства, — предполагает Валерий Лебединский, — возможно, потерялись из-за хаотичных управленческих решений, а возможно, были обналичены в России или выведены за рубеж? Разумных оснований для их перечисления куда-то не существует. И таких странных проводок в бухгалтерии САХО — огромное количество».

В 2009-м САХО в массовом порядке также стал участвовать во всевозможных «благотворительных» проектах, непонятном спонсорстве спортивных мероприятий и сомнительных в условиях падающего бизнеса культурных проектов, типа съемки кинофильмов. В офисе ГК «САХО» на улице Большевистской в Новосибирске грамоты и благодарности за спонсорство сегодня покрывают стены, как чешуя рыбу. Финансовый же итог такой деятельности вполне закономерен — убыток года составил 595 млн руб., или в два раза больше, чем в 2008 году.

В 2010 году, по оценкам аудиторов, «эффективность» работы группы «САХО» была еще более удручающа. Убыток — 1,4 млрд руб. Ну а 2011-2012 годы стали для компании временем стремительного движения «под откос». Новые кредиты тратились на уплату процентов по старым обязательствам, деньги «откачивались» куда-то «на сторону». В итоге в начале 2013-го из красивого в САХО осталась только «обертка» в виде голого пиара, с помощью которого Павел Скурихин пытался «продать» свое детище на рынке. В качестве примера можно привести только такие цифры. На 1 января 2013 года долги компаний по налогам составляли астрономическую сумму в 738 млн руб.! А долги всей группы — больше 20 млрд. Неудивительно, почему все бизнес-издания считали САХО одной из самых закрытых компаний. Ее отчетность никогда не публиковалась — хвастаться, по всей видимости, было нечем.

Если говорить в целом о своеобразии «финансового планирования и управления» в САХО, то к завышенным расходам на управленческий аппарат неплохо было бы прибавить нецелевые командировочные, псевдо- представительские и подобные им расходы. Сюда, скажем, можно было бы отнести зарубежные поездки, в том числе в курортные зоны, «руководства холдинга» в лице Скурихина и его семьи (как минимум три-четыре млн руб. только на летний отдых), которые были вскрыты во время ревизии. Подобные расходы выглядят особенно странно на фоне роста невыплачиваемой заработной платы основному персоналу компаний группы. На начало 2013 года безнадежные долги персоналу составляли 62 млн руб. Необходимо отметить также и то, что в 2008-2012 годах в САХО стали популярными договора внутрикорпоративного займа, многоходовые переуступки, новации, цессии, в том числе в виде зачетов неоднородных требований. Многие из них появлялись хаотично, а единого реестра таких обязательств нет до сих пор. Аудиторы уверены, что весь этот «хаос» был рукотворным, что он позволял ответственным лицам ГК «САХО» «рисовать» любое количество обязательств одной компании перед другой для прикрытия любых трат.

Особенно пригодились внутренние долги в процедуре банкротства компаний «САХО» в 2013-м и в 2014-м. С их помощью владелец компании и председатель совета директоров для назначения своих арбитражных управляющих в процедурах банкротства своих компаний извлекали практически неограниченный объем нужных им обязательств, «отжимая» тем самым госбанки. Что, собственно, и делает теперь шансы банков получить кредитные средства сполна достаточно призрачными.

«Главный смысл всех этих операций выдачи-получения займов, а также многомиллионных бестоварных встречных сделок купли-продажи (в основном зерна) заключается в том, что затем эти потоки можно выводить из оборотов, интересующих налоговые органы, кредитные организации, и «очищенные» таким образом от бюджетных и прочих обязательств средства использовать на любые нужды«, — считает Валерий Лебединский.

После того как осенью-зимой 2013 года аудиторами Леонида Маевскогобыли вскрыты финансовые злоупотребления в группе, г-н Скурихин заявил, что «в одностороннем порядке» расторгает с ним соглашение и «начинает поиск нового инвестора». Параллельно ПавелВалерьевич начал «высаживать» десант своих управленцев на операционные компании холдинга, где еще теплилась жизнь. Основной задачей этих управленцев был вывод операционных средств и остановка бизнеса. Именно так, скажем, был остановлен Искитимский хлебозавод, где работу потеряли более 200 человек. Вся его выручка концентрировалась на ООО «Искитим-Хлеб», откуда и была уведена. По той же схеме был остановлен хлебозавод в чувашском городе Алатырь. То же самое попробовали провернуть с омским «Форнаксом», но менеджмент хлебозавода не дал оставить без работы больше 650 сотрудников компании — предприятие отбили.

… 10 апреля появилась информация, что «бенефициар ГК «Сибирский аграрный холдинг» Павел Скурихин ведет с Invest AD (инвестиционная компания Абу-Даби, ОАЭ) переговоры о разработке стратегии развития САХО и привлечении долгосрочных инвесторов». Это следует из текста письма Скурихина губернатору Тульской области. По словам «бенефициара САХО», Invest AD уже якобы официально уведомил «государственные банки-кредиторы САХО о желании участвовать в проекте и вести переговоры по урегулированию вопросов его задолженности».

Все бы нечего, но это дежа-вю. Три года назад также говорилось о том, что САХО и инвестгруппа из ОАЭ (тогда это был Najd Investments) в рамках антикризисных мер создают совместное предприятие, которое займется, в числе прочего, поставкой продовольствия на рынок Ближнего Востока. Были даже подписаны какие-то документы, а Сергей Солоусов клятвенно обещал, что продаст саудитам весь урожай САХО на корню, да еще по мировым ценам. Однако, увы, с тех пор о Najd Investments больше ничего не слышно. Судя по всему, и Najd Investments, и «Метрополь», и Леонид Маевский в разное время, но по одной причине решили не связываться с бизнесом САХО. И причина, видимо, в том, что бизнес САХО как бы изначально и не предполагался быть успешным. Он как бы изначально строился как «пылесос» для осваивания кредитов государственных банков и государственных субсидий на сельское хозяйство. Для Павла Скурихина, президента Национального союза зернопроизводителей, пока еще заместителя председателя Общественного совета при Минсельхозе, подобное было вполне возможным. К сожалению, те времена прошли, бизнес рухнул. Поэтому нынешние информационные вбросы об Invest AD и тому подобном это не более чем попытка — вернуть невозможное. Или уж в крайнем варианте еще одна попытка оттянуть возврат невозвратных долгов.